Хенн

Анна Серебрякова. Три миллиона президентов. Часть I

Небольшой путеводитель по маршруту Ереван – Гарни и Гехард Цахкадзор – Дилижан – Джермук – Караундж – Татев – Арени – Ереван с личными размышлениями

Поле того как пилот попросил всех подготовиться к посадке, самолёт замер. Разговоры, хождение, шуршание, храп – всё стихло. Только один малыш продолжал хныкать – он тяжело переносил перепады давления. Родители по очереди ласкали его и шёпотом успокаивали. Остальные, казалось, перестали даже дышать.

Как только шасси поцеловались с асфальтом взлётки, мы услышали великий армянский выдох, аплодисменты, приветственные трели телефонов, и – как будто стая больших красивых птиц поднялась ввысь – все армяне встали в очередь на выход. Опытные русские стюардессы даже не пытались усадить их на места. Махнув рукой на технику безопасности, они просто стояли вместе и улыбались, разглядывая соскучившихся по Родине людей.

Мы, уставшие от короткой бессонной ночи в небе, со спящим сыном на руках, вышли из самолёта последними. А паспортный контроль прошли первыми – с детьми любых наций в Армению пускают вне очереди.

Тихий «зелёный коридор» позволил нам подумать о том, что страна еще спит. Двери распахнулись, и мы вчетвером замерли. На нас, белобрысых сонных русских огромными чёрными глазами удивлённо смотрело пол-Армении. Над головами толпы колыхались букеты воздушных шаров, на фоне одежды мелькали цветы.

- Может, Сурен где-то здесь? – робко спросила я.

- Пойдём, - ответил муж, - не смущай их. Они ждут своих.

Пока мы ждали нашего армянского друга, с которым не виделись восемь лет на этой земле, я наблюдала за толпой. Шарики и цветы вручались выходившим из коридора, люди обнимались, целовались, фотографировались, тут же шли пить любимый кофе, который больше нигде так не варят, как в этой стране.

К мужу подошёл таксист:

- Куда ехать, друг?

- Спасибо, мы ждём машину.

- Хорошо. Если что – вдруг она не приедет – я тебе помогу.

Вслед за первым - ещё один:

- Чем помочь, брат?

- Да ничем, спасибо, за нами сейчас приедут.

- А то давай довезу, вон детишки устали как.

Третий таксист с густыми седыми усами подошёл и по-отечески погладил мужа по спине:

- Если что-то будет нужно, я вон там стою, ладно?

- Ладно, - улыбаясь, кивнул муж, а мне, когда таксист отошёл, сказал:

- И ведь чуть сыном не назвал.

Дочка веселилась:

- Вот какая у нас теперь большая семья – и друг, и брат, и отец есть дополнительные! И у всех – такси!

Одни встретившиеся уезжали из аэропорта, новые члены большой армянской семьи прибывали встречать новые рейсы.

Приехал Сурен. Мы как будто вчера расстались:

- Только живот подрос, но это же комок нервов, - шутил он от счастья, - а вот у вас из живота кто вырос!

Нашего трёхлетнего спящего сына он видел впервые, а глядя на одиннадцатилетнюю Дашу, не мог поверить своим глазам:

- Нет, это не она! Она была маленькой и пухленькой!

- Сурен, мы её вытянули, - смеялись мы в ответ.

Всю дорогу до нашей съёмной квартиры мужчины хохотали. За тонированными стёклами машины светало.

- Мама, это облака там на горизонте такие густые? – спросила тихо Даша.

- Нет, это горы.

- Так много? Я думала, тут только Арарат.

- Арарат тоже есть, только он, к сожалению, не в Армении. Думаю, когда гора вернётся сюда, армяне со всего мира приедут и встанут вокруг него, чтобы обнять. А вот остальные горы остались, и мы их ещё увидим во всей красе.

Горы становились всё светлее, небо – всё розовее, и вот уже первые лучи солнца осветили холмы и налепленные на них домики, и деревья, и нашу дорогу в Ереван.

- Спроси у него, спроси, - шепнула мне сонная Даша, толкнув меня тихонечко в бок.

- О чём? – очнулась я от красоты рассвета.

- Как меня теперь будут звать.

- Ах, да! Сурен-джан, как теперь армяне будут звать Дашу? В прошлый раз она была пупуш-балик.

- Теперь пупуш-балик будет Миша, а Даша – курик-джан, девочка-сестричка.

- Курик-джан, - улыбнулась дочь, примеряя своё новое имя, - мне нравится. Похоже на курочку.

2. Гарни

Садимся в машину:

- Сурен-джан, сзади нужно пристёгиваться?

- Не обязательно.

- А впереди?

- Впереди можно.

Так мы вспомнили, что правила дорожного движения здесь служат людям, и не люди – правилам. Главный в Армении – армянин, и как он решит – так и будет. Как он посчитает правильным – так и случится, и любое своё решение перед любым правилом он может обосновать. Мы припомнили эпизод, как восемь лет назад, прожив здесь уже полгода и встроившись в этот закон Армянина, я была остановлена полицейским за превышение скорости и вождение без ремня безопасности. Тогда я вышла из нашей крошечной машинки и на красочной смеси русско-армянского громко, подтверждая каждое слово жестом, объяснила ему, что я очень тороплюсь за своей тогда трехлетней Дашей в манкапартез в Цахкадзоре, а из-за вот этой всей толпы армян, нарушающих правила здесь, там и тут, я вынуждена сама нарушать. А ремнём я не пристёгиваюсь, потому что мне душно. И он сказал: «Быстро уезжай отсюда» и ушёл с поста. Вспомнили мы и то, как вернувшись из кино, мы нашли свою неправильно припаркованную машину без номеров, и потом вызволили их из полиции с помощью наших армянских друзей без штрафа. «Как же так?» - «Мы договорились, всё хорошо».

Мы ехали и дремали. Конечно, мы не выспались за три часа после прилёта, но Сурен звонил всё настойчивей, он очень хотел провести это жаркое воскресенье с нами.

- Мы хотели погулять по городу… я даже не знаю… ну реши сама, - сказал мне муж, сидя под кондиционером на диване, - по Сурену я тоже очень соскучился.

- А что тут решать? Мы в Армении, нам звонит армянин и говорит, что надо ехать в Гарни – как можно осмелиться его не послушать? Он же здесь главный, - ответила я, слегка расстроенная тем, что принятие решения спихнули на меня.

И вот – едем. Миша пользуется разрешением пристёгиваться и довольный, возится со взрослым ремнём на заднем сиденье.

В Гарни и Гехарде мы уже бывали однажды, но тогда мы не останавливались по пути у арки на холме, с которого открывался головокружительный вид на Арарат. Он стоял, окутавшись голубой вуалью дымки прямо перед нами, и всё-таки – так далеко. Мы сделали столько фотографий, что у нас сели батарейки в фотоаппарате.

- Ну и что мы теперь будем делать? – расстроилась я.

- Ничего страшного, Аня-джан, я вас пощёлкаю на телефон, - улыбнулся Сурен.

Подъезжая к Гарни, дорога оживилась - армянские тётушки продавали фрукты и лепёшки, мёд и травы. Мы приметили пару мест, где на обратном пути решили купить абрикосов и черешню.

- Обманете ведь, не вернётесь! Берите сейчас! – кричали нам вслед тётушки.

- Вернёмся, обещаем! – махали мы им рукой.

В Гарни была толпа и жара страшная. Мы обошли храм, потолкались с американскими туристами в узких проходах под колоннами, отыскали себе место для кадров на высоких узких ступеньках. Вернулись к фонтанчику под густой зелёной кроной, отдохнули. Снова вышли на пекло, полюбовались видом ущелья, стоя над ним у тонкого заборчика. Какой-то ребёнок бросил через него плюшевого разлапистого паука. Паук зацепился лапками за кусты и висел над обрывом. Папа ребёнка, ворча, перелез через прутья и спас игрушку.

- А что, давайте я вам покажу то, что не показывают здесь туристам? – таинственно посмотрел на нас Сурен.

- Что же это? – заволновались мы. Конечно, мы хотели тайну.

- Не скажу, сами увидите и поразитесь. Но надо спуститься в ущелье. Не в это, с другой стороны храма.

По пыльному крутому склону мы топали, думая о том, как же будет тяжело подниматься. Похожие пейзажи и жаркие склоны с пучками полыни и дымянки мы видели в Крыму. Добредя до распутья, мы сели в тени у ручья. Даша сказала:

- Я останусь здесь. Не пойду дальше! – её щёки пылали огнём от жары и усталости.

Сурен прошёл по одной дороге и вернулся:

- Там нет прохода – забор. Пойдёмте сюда, - и мы, пройдя сто метров, наткнулись на огромное озеро посреди тропы.

- Надо же, столько воды в такую жару, - удивились мы.

Вернувшись к распутью, мы пошли по третьей дороге – влево и круто вниз. Муж нёс Мишу на шее, Сурен искал по навигатору наш путь, а я любовалась жёлтой мальвой, белым шалфеем и дикой мятой. На дороге снова заблестела вода – ни конца, ни края этой луже не было видно.

Мы остановились. Муж отдыхал на камне возле хачкара под тенью высоченного каштана, Миша бросал в непроходимую лужу камешки и палочки, Сурен метался в своём навигаторе. В конце концов он сдался:

- Нет, ребята, я не могу найти дорогу. Похоже, что мы не пройдём сегодня, нужен джип, чтобы туда спуститься.

- Может, ты хотя бы скажешь, ради чего мы туда лезли? – невинно спросила я.

В ответ он показал мне фотографии огромных базальтовых капель, которые спускались потоками и гирляндами со скал на землю.

- Это просто симфония камней, понимаете? Красота неземная, - печально вздыхал наш друг.

- Не переживай, дорогой. Если получится, мы вернёмся сюда после нашего турне по стране и спустимся, найдём машину, - успокаивали его мы с мужем. Миша продолжал свою бомбардировку лужи камнями.

Наверх поднимались молча. Я собрала несколько цветков жёлтой мальвы, хвостиков белого шалфея и веточки дикой мяты. Вечером из них получится чудесный чай. Забрали отдохнувшую Дашу и начали восхождение по жаре, пыли и яркому солнечному свету – от камня к камню, прижимаясь к скупому теньку у скал, часто и неровно дыша. Над нами висел храм. Муж с Мишей на плечах и Сурен сильно отстали. Мы с Дашей добрались до последней извилины дороги – здесь, в тени нависшего над нами обрыва с туристами, ларьками и фонтанчиком лежал большой плоский горячий валун. Мы сели на него, и после долгого молчания начали неспешно мечтать:

- Я бы сейчас съела арбуз.

- А я бы – лимонаду выпила, холоднющего.

- Или дыню…

- может, окрошку?

- Да, окрошка тоже была бы кстати.

Из кафе где-то наверху доносились надрывные слова: «My heart will go oooon aaand ooooon».

Подошли мужчины. Оставив позади пыльный спуск, мы поднимались по последнему, выложенному брусчаткой, пролёту серпантина и делились своими мечтами. Сурен молчал. Когда мы выползли на поверхность земли, сразу же упёрлись головами в холодильник с водой.

- Дайте три тана и одну газировку, - по-армянски сказал Сурен продавцу. И протянув нам белые мокрые бутылки, сказал:

- Пейте, это ваша окрошка.

Тан был восхитительный. На нас, розовощёких и пыльных, всасывающих белую муть, удивлённо глазели американские туристы, пока их грузили в автобусы до Гехарда. И где-то в дымке летней жары невидимкой понимающе кивал нам храм Гарни.


  1. Гехард


Нас окутало и пронизало море звуков в монастыре Гехард: жужжание миллионов пчёл, журчание горной реки, звон солнечного света, шептание хачкаров со скалами, венчальная песнь священников и женского хора в храме, шум ветра в горных соснах. Даже шумные армяне здесь затихают, пьют из источника и замирают у зажжённых свечей. Благословенное место щедро наполняет всех ясно слышимой энергией, не деля на плохих и хороших, злых и добрых, завистливых и не очень. Чудо происходит со всеми без исключений - раз вы сюда приехали, вам не спрятаться от этого священного хора жизни.

Мы долго не могли уехать отсюда – сидели на скамье под стенами монастыря, молчали, ходили каждый по каким-то своим делам: то попить из фонтанчика, то потрогать вязь хачкаров. После обряда венчания, на который мы попали здесь, я пошла в нижний храм, где журчала вода. Там, почти в темноте, стояла тихая очередь к источнику. Передо мной стояла армянка с годовалой дочкой на руках. Вокруг них кружились её муж и старший сынок лет четырёх. Паренёк прыгал через ручей святой воды, а малышка через плечо мамы протягивала мне свою бутылочку с соской, угощала.

- Спасибо, у меня есть своя, - шёпотом ответила я и показала пластиковую бутылку для воды.

Мы улыбались друг другу и держались за руки. Армянка чувствовала наш тихий контакт и улыбалась, глядя вперёд, не оглядываясь. Мы попрощались с малышкой, когда пришёл их черёд нырять под скалу и черпать воду из родника. Когда я, проделав тоже самое, вынырнула из храма, их уже не было. Зато были мои родные – они напитались звуками, водой, энергией мира и звали меня покупать чурчхелу на выходе из монастыря.

На обратном пути мы искали тётушек, у которых приметили фрукты и лепёшку.

- Она называется гата, должна быть сладкая, - предупредил Сурен.

- Вот эта тётя – круглая, с крашеными белыми волосами и в синем фартуке, - воскликнула Даша.

Муж пошёл покупать. Вернулся очень довольный с тремя пакетами:

- Вообще не торгуются! Но всё стоит такие копейки, что даже не жалко, - и мы надломили сладкую гату с творожной начинкой. Больше нигде за всё наше путешествие по Армении мы не пробовали такой вкусной лепёшки и такой сочной чурчхелы.

Сурен хотел отвезти нас ещё куда-то, но мы заснули. Поэтому по возвращению в Ереван он выгрузил нас у нашей квартиры, и мы попрощались.


  1. Находка


- Ребята, давайте скорее, ну сколько можно собираться? – муж стоял у двери, тряся ключами.

Мы вышли в раскаленный Ереван с тремя бутылками воды. Жара проползала везде, даже под густую тень деревьев над тротуарами. Но нам всё равно нужно было идти. Не на экскурсию, нет. Мы вышли на охоту.

- Сейчас пройдём по центральным улицам, наверняка тут много агентств. Вот Абовяна, свернём?

Миша сдался и попросился на шею к папе. Папа сдался и усадил его. Теперь Миша учился пригибать голову и уворачиваться от низко свисающих зелёных ветвей. Мы вертели головами во все стороны, узнавая места, где бывали восемь лет назад.

- Вот иранское кафе! Помнишь, мы тут дымили кальяном, пили каркаде и ели рахат-лукум?..

- Вот ресторан, где мы сидели с Жириком в первый раз в Ереване. Ох, как мы тогда объелись!..

- А вот летнее кафе, где мы встречались с Татой. Можем зайти сюда попить лимонаду…

- О! Хинкальная, самая лучшая в Ереване. Здесь мы будем обедать…

- Смотрите, каким красивым стал Северный проспект! А тогда, зимой, только несколько пустых домов стояли без стёкол и над ними урчали подъёмные краны…

Мы шли и искали. Если бы мы вышли на поиски таким образом в Москве, мы были бы обречены на полный провал. В Москве всё можно найти в интернете, договориться, и всё привезут тебе домой. Здесь же интернет ничего не значит. Личный контакт решает всё. Мелькали вывески «rent-a-car», мы заходили, спрашивали, нам называли цены, листали рекламки, муж записывал, брал визитку, мы выходили и шли дальше. Пока не дошли до дерева.

- Что это?

Мы рассматривали мощный витой ствол, уходящий по стене старого дома ввысь. Разглядывали довольно долго листья, думая о чём-то знакомом, но не решаясь предположить, пока не разглядели гроздья зелёных ягод.

- Да это же виноград! – муж аж присел. В этом году он посадил на нашем участке семь крошек - кустиков винограда, рассчитав расстояние между ними и высоту кустов – максимум три метра. Этот виноград тянулся к крыше пятиэтажного дома.

- У них тут изобилие на каждом шагу, - муж развернулся, чтобы идти дальше, и уткнулся в дверь семейного бизнеса.

За дверью Мишу одарили конфетами, нас с дочкой – улыбками, а мужа – очень выгодным предложением. Мы договорились, что созвонимся к вечеру и принесём деньги.

Вечером нас встретила уже не улыбка, а расстроенное лицо девушки:

- Ой… а папа отдал эту машину…

- Как отдал? Мы же договорились!

- Ему позвонил его старый клиент, они друг друга знают уже давно, и он всегда берёт машины только у нас. А вы ведь могли и не вернуться...

- Но мы вернулись. Что же нам теперь делать? Мы принесли деньги, и уже больше ни с кем не договаривались, - и про себя дополнительно подумали: «ведь так же бизнес и делается!»

Мы стояли, жутко расстроенные. А Эмма еще и растерянная. Вероятно, никогда еще собственный отец не ставил её в столь неудобное положение перед клиентами, ради которых она бросила работу искусствоведа.

- Сейчас я ему позвоню. Попробую поговорить с ним.

Через десять минут пылкой армянской речи она просияла:

- Он отдаст вам наш Паджеро по цене того Ниссана! Соглашайтесь, машина хорошая, гораздо больше и удобнее. Да еще джип, вы по любым горам сможете проехать!

Мы согласились немедленно. Так у нас появился огромный черный тонированный джип с армянскими номерами и новый армянский друг Эмма.

Хенн

Новые курсы в МедиаШколе: август, сентябрь




Дорогие друзья, остался всего один летний месяц и последний шанс пройти обучение в небольших группах по старым ценам в MEDIAШКОЛЕ АиФ.

Мы ждем вас на лучших курсах августа:



Курс "Литературное мастерство для начинающих"

4 августа 19:00

Курс рассчитан на всех, кто хочет овладеть пером и создать свое собственное литературное произведение.

Купить билет



Курс "TRAVEL-фильм. Как сделать путешествие своей профессией"

4 августа 19:00

Фильм о путешествии – это тысячи маленьких деталей, которые определяют успех проекта в целом!

Купить билет



Курс "Современный русский язык"

4 августа 19:30

Наш курс призван помочь сориентироваться в мире русского языка. Мы рассмотрим самые частые и неприятные ошибки и постараемся от них избавиться.

Купить билет



Встреча с Анной Гилёвой "Что остается онлайн-изданиям, когда медиа — это все вокруг?"

26 августа 19:30

На встрече мы поговорим о месте новых интернет-СМИ в медиапространстве, о возможностях реализации информационных проектов сейчас и о том, что мы будем читать завтра.

Зарегистрироваться



КУРСЫ ОСЕННЕГО НАБОРА:



Курс "Комикс, коммерческая и книжная иллюстрация"

2 сентября 19:30

Иллюстрации делают восприятие текста проще, помогают расставить акценты и подчеркнуть главное. Хорошая иллюстрация может вообще сдвинуть смысловые акценты написанного текста, изменить их. А может быть «текстом» сама, если это комикс.

Купить билет



Курс "Творческая фотография для начинающих"

12 сентября 12:00

В рамках курса мы осваиваем все технические основы фотографии, но в первую очередь мы учимся думать. Думать совсем по-другому, думать не словами, а образами, эмоциями, метафорами и ощущениями. И учимся превращать этот материал в картинки.

Купить билет



Курс "Инфографика и визуализация данных. Базовый курс"

22 сентября 19:00

Вы научитесь четко и понятно излагать сложные данные в виде интересной и понятной графики!

Купить билет



TRAVEL-журналистика. Авторский курс Ольги Чередниченко

22 сентября 20:00

Любовь и путешествия – только это мы и будем вспоминать на старости лет! Тревел-журналистика – лучшая профессия для тех, кого заводят буквы и запятые, а также возможность бесплатно исколесить весь мир. Автор путеводителей «Оранжевый гид» Ольга Чередниченко научит писать такие тексты про путешествия, которые приносят деньги.

Купить билет



Курс "Спортивная журналистика"

7 октября 19:30

Курс cпортивной журналистики в сжатые сроки (12 занятий) знакомит слушателей с основными аспектами журналистской работы в спортивном и неспециализированном СМИ. Руководитель курса -Алексей Лебедев, редактор отдела спорта в «Московском Комсомольце» и ведущим радио «Спорт FM"

Купить билет



UPD! ДРУЗЬЯ, КОМУ НУЖЕН СЕРТИФИКАТ НА 1000 рублей, пишите в комменты, пришлю в электронном виде.

Хенн

Бортовой журнал. Часть III. Апрель — июль 2015






     Наталья Максименкова


   Мистра

Вечером на стоянке в Каламате Саша объявил, что на следующий день по плану Мистра. Я как самая незнающая даже не шевельнулась. Ну Мистра и Мистра, подумаешь. Очередные развалины.

Еще ничего не подозревая, я вместе с остальными подошла к парковке арендованной машины. Стоял замечательный солнечный день, несмотря на то, что утро уже изрядно припекало. Машин оказалось две. Разбились на группы. Мы с Юлей сели к Диме, а остальные девушки — к Саше.

Не успев проехать пару сотен метров, мы потеряли из виду Сашу, который стартовал раньше. Проплутав безрезультатно на съездах с шоссе и не дозвонившись до первой группы, решили двигаться в направлении Спарты самостоятельно — и вскоре обнаружили на обочине первую машину с участниками, фотографирующими захватывающие виды предгорий. Серпантин трассы уходил резко вверх. Мне пришло в голову, что, возможно, поездка будет не такой расслабляющей, как рисовалось вначале. Боязнь высоты постучалась из подсознания и напомнила о себе. Ладно, переживем. Снова сели в машины и двинулись дальше. Ехать где-то около часа. Хорошо, что день и ярко светит солнце. В такой день не может случиться ничего плохого. По крайней мере, трассу хорошо видно.

Поспешила я с выводами. Дорогу видно ровно до поворота. А куда будет поворот, направо или налево, — это сюрприз от греческого автодора. Указатели поворотов, как мы вскоре выяснили, стоят не везде. Риск вылететь с трассы вывел меня из состояния медитации и взбодрил. Хотя, если честно, то взбодрилась я еще раньше от манеры Димы вести машину. Это вообще отдельная тема. Ладони вспотели, и я сразу вспомнила все дела, отложенные на потом в «прошлой» жизни.

Сдерживаю себя изо всех сил. Я же опытный водитель. У меня стаж с 2007 года. Нет, не помогает. Черт, опять правый поворот. Дрифтуем. Нас занесло на встречку. Но, к счастью, никого не встретили. Пока пронесло. Вот, что хотите делайте, а правые повороты для меня всегда несут потенциальную опасность. Боюсь я их. Интересно, это как-то связано с мозгом? Надо будет почитать потом, если переживу эту поездку. Дима издевается. Нарочно предлагает полюбоваться видами из окна на живописный обрыв. Время остановилось. Периодически смотрю на карту. Она помогает отвлечься от того, что происходит за окном, а еще ей можно прикрыться при проезде особо опасных мест. Со страху кладу в рот жвачку прямо в упаковке — успеваю сделать несколько жевательных движений, прежде чем понимаю, что что-то не так. Тьфу. Поскорее бы уже. Сзади молча из стороны в сторону мотается Юля. Ей еще хуже, она там не пристегнулась, и ее болтает. К тому же укачивает там посильнее, чем спереди. Сочувствую ей, но меняться местами не готова. Юля – стоик, не жалуется. Как— никак, за плечами турпоходы, сплавы, экспедиции в горы и Бог знает что еще — в хорошем смысле. Я против нее просто изнеженный ребенок.

Димин темперамент недолго удерживал нас позади машины-лидера. Уже очень скоро он выжал газ. Машина взревела. Нас прижало к сиденьям. Нагло пересекли двойную сплошную. В окне мелькнуло удивленное Сашино лицо, и вот мы уже первые на пути в Мистру. Интересно, что это за место такое, ради которого я так рискую жизнью? Любопытно было бы послушать. Но носитель тайного знания в другой машине. Ладно, на месте разберемся. Главное — доехать.

В пути сделали пару остановок. Первую — у водопадов. Не поняла, то ли это целебные чудодейственные источники, то ли просто красиво стекающая вода. Умылась ей на всякий случай в целях профилактики ДТП. Полегчало.

Потом решили остановиться в кафе у дороги, чтобы не потерять из виду наших. Но у дороги почему-то кафе не работали. Решили дожидаться Сашину группу после поворота на Трипи. Согласно карте, после Трипи рукой подать до Мистры.

Дождались. После воссоединения приняли решение где-нибудь поесть и уже после этого начать осмотр цели нашего визита. А цель — древняя столица Пелопоннеса, византийский город Мистра — была видна отовсюду. Высоко на горе под облаками возвышались величественные руины. Остатки крепостных стен гирляндой спускались к подножию. Небольшое поселение у основания горы гостеприимно распахнуло двери своих ресторанчиков для немногочисленных туристов.

Нас заманили в один из них, предложив продегустировать еду, которую они приготовили, прямо на кухне. Еда как еда, но после дегустации, ясное дело, мы уже никуда дальше не пошли и остались на обед. Я объелась. Не нужно было так много есть. Почему я не могу остановиться? А хлеб зачем ела? Хочется одного — поспать где-нибудь под оливой. Но я в меньшинстве. Все горят желанием рвануть наверх. Кстати, почему наверх? На территорию ведут два входа. Один находится внизу, у подножия горы, другой — на самом верху. Логичнее было бы подъехать на машине ко входу номер два и неторопливо и элегантно спуститься, любуясь видами.

Повторюсь, так думала одна я. Все остальные члены нашего дружного коллектива, как участники финального забега эстафеты IRONMAN, рванули к нижнему входу на территорию и устремились наверх по выщербленным дорожкам из отполированных временем и ногами наших предшественников камней. Дорогу осилит идущий. Решила руководствоваться этой мудростью и не отставать от остальных. Минут через десять поняла, что в моем случае это нереально. В глазах начало темнеть, сердце глухо стучалось в грудную клетку, дыхание сбилось. Но, слава богам Олимпа, уже скоро пошли указатели на места потенциального отдыха: музей, церковь Святого Николая, Святой Агнессы, монастырь.

Храмы в страшном запустении, но работы ведутся. Открываются фрески более поздних периодов. Не впечатлило. Но, видимо, кому-то там сильно полегчало — в алтарной части много благодарственных серебряных табличек.

Движемся дальше. Скорее всего, я ограничилась бы половиной пути, но наша команда решила прийти к финишу в полном составе. Юля была метров на десять впереди, Дима шел сзади и разве что не пинал меня. Чего я только не услышала в этот день про свою физическую форму. Периодически он убегал вперед, и тогда у меня была возможность отдышаться и отдохнуть. В какой-то момент я подумала, что потеряла их из виду. Ну что ж, это знак. Достаю телефон, чтобы сделать несколько снимков для истории. И вижу очередной указатель с романтическим названием «периблептос». Чтобы это ни значило, стрелка указывает вниз в обратном направлении. Чувствую острое желание посетить периблептос. Вот он, мой шанс! Разворачиваюсь на 180 градусов. Не успела. Меня снова нашли и снова тянут в горы. Представляю себя солдатом Джейн, которую прессует сержант-маньяк.

Делаем остановку у крепостной стены. Вид захватывает дух. Представляю, как отсюда смотрели жители Мистры двадцать веков назад. Какие виды открывались их взорам. Чем они тут занимались. Ходили точно много, и ноги с сердцем у них были покрепче. Меня в то время, окажись я здесь, еще младенцем со скалы бы сбросили.

Нужно идти дальше. Территория закрывается в восемь, а надо еще успеть спуститься. До вершины рукой подать. Вроде бы даже открылось второе дыхание. Ура, пришли. Ветер такой силы, что, кажется, сдует как нечего делать. Юля с Димой полезли на стену, чтобы полюбоваться видом. Почему люди не летают, как птицы? Скромно постояла рядом. Мудрецы говорят: «Путь в гору труден, но вид с горы того стоит». Почти с ними соглашаюсь. Почти, так как в глазах до сих пор темно.

Начинаем спуск. Это легко и приятно. Но скользко. Черт! Чуть не упала. Хорошо, что надела кеды. Мимо идут туристы пенсионного возраста. Как говорит моя мама: «Zwischen achtzig und tot». Но они шагают резво, не в пример мне. Некоторые даже машут палками для норвежской ходьбы. Молодцы. Только теперь, на спуске, начинаю чувствовать запахи. Пахнет волшебно, каким-то разнотравьем. Аромат терпкий и пьянящий. Уходить не хочется. Так бы и спускалась вниз бесконечно.

Вдруг видим наших: Женю, Сашу и Нину с Галей. Идут спокойно, ритмично, упругим шагом. А мы первые поднялись! — про себя торжествую я. Я — царица горы! Испытываю гордость в глубине души, где-то очень глубоко.

Спускаться решили по другой дорожке, и спуск оказался очень коротким. Вот мы уже внизу у входа, где заплатили по пять евро за билет целую вечность назад. Уходить немного грустно. Здесь все-таки было здорово!

Сели в машину. Дали Диме установку довезти нас живыми и без инфаркта. Он вроде бы тоже подустал, может, не будет гнать… Только начали подъем в гору, как увидели знакомые силуэты. Нина и Галя резво спускались по автомобильной трассе. Они, в отличие, от нас выбрали путь подлиннее. Ну, каждому свое. Они в хорошей форме. Попрощались — и поехали в Каламату.

Усталость дала о себе знать. Притупились все эмоции. Страх высоты взял тайм-аут. С любопытством смотрю в окно. Красотища! Вечереет. Горы окутаны мягким предзакатным светом. Из динамиков льется Fly Людовико Эйнауди. Абсолютная гармония. Зарылась глубоко внутрь себя и наслаждаюсь уединением. Остальным тоже не хочется говорить. Так бывает. Проходишь некое испытание, сталкиваешься с чем-то доселе неизвестным и прекрасным, впитываешь всю эту красоту и вечность в себя, а потом задумываешься о своей жизни, ее суете и быстротечности, об эпизодах, из которых соткано ее несовершенное полотно.

Вечером будем пить и читать стихи — их надо сочинить сначала, продолжить первую фразу. Мне достался хорей: «Мы поймали в море тапок, тапок был живой». Кому-то — ямб, кому-то гекзаметр. Будет весело!





     Сергей Вихляев
   
       Эфес

Эфес... Знаменитое турецкое пиво, знакомое нам со времен первых выездов за границу, в девяностые.

Эфес... Ищем на карте несуществующий город и не находим... А он есть. Мертвый и одновременно живой. Гомон туристов, перезвон колокольчиков пасущихся овец и кошки... Тихие, молчаливые, вездесущие... Они последние обитатели вымершего древнего города. Позирующие, зевающие, потягивающиеся, они нежатся на теплом мраморе древних руин. Рыжие под ногами, на надгробиях на уровне глаз, черная наверху колонны. Как попала?! Думаешь, не оттуда ли они, из прошлых веков? От живших здесь людей остались скульптуры, строения, великолепный фасад библиотеки. Их давно уж нет, а кошки есть!

Мои размышления, похоже, передались и нашим спутникам. Женя легко уселась на остаток колонны, приняла позу — то ли кошка, то ли тигрица на цирковой тумбе. Никто даже не возмутился, настолько органично это выглядело... Свадебная пара на месте невольничьего рынка, азиатские проститутки, позирующие на фоне фасада библиотеки в лучах заходящего солнца… Эфес живет до сих пор до заката, до закрытия, до последнего туриста.

Эфес... Несуществующий город...

27.04.15


Татьяна Покараева


        Гераклея

Дорога в Гераклею началась неожиданно. На асфальте лежали горы черепов, костей и торсов собак и кого-то еще. Однако это не повлияло на настроение. Девушка-навигатор необычайно любезна. Мы задали координаты, и дорога стелилась под колеса, как пластилин. И только водитель-торопыга все время мучил лежачих полицейских. Они кряхтели, вздрагивали, но все-таки пропускали. Лента шоссе извивалась, показывала язык.

Гераклея. Что это? Подъехав, мы удивились безлюдности этого места. Куда идти, что смотреть? И вдруг, как из-под земли, возникли три старушки-веселушки. (По возрасту совсем не старушки, скорее — молодки, но... но... но... Восточные женщины.)

Внимание привлекли их необычные мешки за плечами — круглые и плоские, как будто там лежал бубен или сковорода. И началось: доверчивый турист клюнул на призывный взгляд и обещание чего-то необычного: прокатиться на лодке. И вот они ведут нас вниз, к озеру, козьей тропой, дороги нет, местами скользко, кто-то падает, подошли к берегу — а лодок не видно. Все оказалось просто: обычный туристический прием. Завели, вручили цветы (понимаю — подарок), развязали свои мешки и стали предлагать изделия народного промысла. Трогательно, если бы не жажда наживы.

Как у профессора Преображенского в «Собачьем сердце»: «Не хочу помогать голодающим детям Германии!»

Поняв это, старушки исчезли так же, как и появились. Остался на память лишь букет полевых цветов, да и тот пришлось выкинуть: мы покрылись сыпью и обчихались. Видимо, заговор был слишком целебный.


Сергей Калашников


       Море

Я боюсь море. Я видел его всесокрушающую мощь; свинцовые тяжелые воды Севера, в которых упавший за борт человек умирает от переохлаждения за пятнадцать минут; волны, в которых большой круизный корабль кидает, как щепку; многометровую волну, смывающую все на своем пути.

Я боюсь морского пространства, так не похожего на карту, на которой все кажется рядом. Я знаю, что от одной суши до другой иногда нужно плыть много дней, не имея никакого шанса встретить другой корабль.

Море не доброе. Оно просто слишком огромное, чтобы замечать такую малость, как корабль или человек. Да, я люблю его под палящим солнцем. Его голубизну и прозрачность. Его теплую воду, полную жизни.

Но приходит ночь, и море становится чужим, сулящим неожиданные опасности, и не дай вам бог оказаться ночью в море, уносящим течением в неведомую даль.


Алена Охлупина

На Паксос!

Яхта стремительно подходила к острову, натянутые паруса апплодировали приближающейся красоте. Стройные мачты разрезали знойный воздух. Горы окунулись в молочную пенку облаков и напоминали гигантскую сахарную вату. Остров принял нас в свои объятья, такие жаркие, такие крепкие. Сравнить их с объятиями долгожданной встречи с любимым было бы штампом, которого не стоит бояться, а уж тем более от него отказываться. Ответив на такое «Добро пожаловать, уважаемые товарищи туристы!», возгласами «а-а-а!», «божественно!», «неужели такое возможно?!», мы начали знакомство с таинственным незнакомцем, который при первой встрече бросается тебя обнимать.


Письмо морю


         Здравствуй, дорогое море! Хотела просто поговорить с тобой, поделиться парочкой, может быть, не совсем новеньких мыслей.

Что есть вода? Вода есть жизнь, а море — источник жизни. Это та самая вода, которая подпитывает мое тело, которая вдохновляет, на внутреннюю поэзию (которая только моя!). Это зарядное устройство моего организма.

Море — это возможность познать внутреннее и внешнее. Внутренний мир моря — я говорю и о подводном мире — удивителен, жесток и в то же время более гармоничен, чем внешний с его яхтами, кораблями, рыбацкими филюжками, где пересекаются любовь, нежность, ярость и прочие радости жизни, на которые способен человек.

Море выдержит все.

Мое дорогое, прекрасное море! Я люблю тебя! Я предана тебе! Будь здорово!

Людей тебе поприличнее! Ну ты у меня мудрое.

Ты поймешь и простишь.

Твоя Алена.


Алена Охлупина, Виктория Прокофьева, Маргарита Магдесиева, Михаил Долматов, Евгения Доброва

Итака

Коллективный этюд

Музыка Итаки. Цикады, исполняющие рулады оперных партий, переливы колокольчиков на тонких шеях местных коз, жалобно поющих: «Ме-е-е!»

*

Панорама, которая захватывает дух. Внизу белеет парус в дымке тумана. Кипарисы, будто стрелы, пронизывают окрестные островки. Хочется застыть в этом кадре навсегда.

*

Музыка в камне. Бюст Одиссея. Развалины, помнящие его дыхание, кровь, любовь и стопы Пенелопы. Музыка небесного свода и падающих звезд.

*

Итака, Итака, Итака моя. Для меня Одиссей всегда был выдуманным персонажем, а тут он ожил и открыл свой дворец «с видом на три моря» на общее обозрение. Правда, время не пощадило это строение. Но красота места точно завораживает. И Одиссей был парнем неплохим, раз обладал таким вкусом и такими имперскими амбициями, которые его толкали на покорение новых земель. И странное дело эта память, столько людей прошло за эти тысячелетия, но не помнят практически никого. Еще тысяча лет пройдет, и вообще никого не вспомнят. Но Одиссей будет жить, и не важно, был он или нет, но важно, что он всегда останется в мировой памяти.

*

История для чего-то выделяет имена героев и для чего-то их хранит. Так же, как и поэзию. Кому нужна поэзия? Ну, не всем. Но человечество зачем-то накапливает это и сохраняет. Кто читал «Одиссею»? Боги! Цари! Один раз — к экзамену. Но — для чего-то «файлы хранятся».


Михаил Долматов


        Море

Бeлеет парус одинокий в тумане моря голубом, что ищет он в стране далекой, что кинул он в краю родном... К морю и его личному пониманию я бы больше всего отнес эти строчки. Море своей однотонной и огромной водяной массой не вызывает во мне каких-то чувств, кроме первородного страха соединения с этой огромной стихией. И взгляд постоянно ищет какое-нибудь судно на горизонте и очень радуется душа когда оно там есть. Просто хорошо становится. Вот кто-то в море, и море сразу становится каким-то ручным и безопасным. Ведь кому-то оно покорилось. И ты себя чувствуешь спокойней. Хотя иногда вечером, на закате, всегда приятно посмотреть на спокойную гладь и исчезающий за ней диск солнца, который по пути озаряет все волшебным цветом. Но все равно это море пока не твое, чужое, красивое, но чужое. Как красивая заставка к романтическому ужину. Ужин твой. А море — нет. И самое большое прикосновение к морю, и самое важное это прикосновение, когда ты вообще не думаешь о нем как о море. Ты с утра до вечера занят работой: парус, мачты, корабль, снасти, фарватер, ветра, шторма и мели, ты весь просоленный и немного заросший, в спецухе, которую давно пора постирать, ты уже устал, и в глазах песок, в ногах свинец, соль крепко въелась в тебя, кажется, навсегда, но нельзя уже ни остановиться, ни вернуться, ни струсить. Нельзя. Нельзя, потому что это море. Или ты — это море. Или вы вместе с морем — это ты.


Хенн

Творческое путешествие на парусной яхте по Апулии, две недели

Южная Италия и секреты итальянской литературы

Итальянская литература подарила миру немало жанровых изобретений, которые мы можем освоить и применить в своем творчестве. Хрестоматийный пример — комедия масок, или комедия дель арте, возникшая в XVI веке: ее принцип социальных типажей использовался бессчетное количество раз, от «Балаганчика» Блока до комедийных сериалов.
Кроме комедии масок итальянцы придумали и развивали такой жанр, как новелла, — эта короткая увлекательная форма ведет свое начало от «Новеллино» и «Декамерона» и становится одним из любимых жанров нобелевского лауреата Луиджи Пиранделло.

Канцоны и сонеты, мадригалы, пасторали и буколики, бурлески и бернески, памфлеты и пародии, мистерии и миракли — все эти жанры вошли в золотой фонд литературного наследия, к итальянской части которого мы прикоснемся в нашем творческом путешествии.

И это еще не все! Как всегда на «Валери», мы пишем путевые очерки, трэвел-стори и ведем бортовой журнал.


Маршрут:

Корфу (Греция) — Отони — Отранто (Италия) — Леука — Галлиполи — Таранто — Бари — Монополи — Таранто — Порто Чезарио — Галлиполи — Санта Мария де Леука — Платия (Греция) — Саранда (Албания) — Корфу (Греция).



День 1. Корфу

Прилет на Корфу, в Керкиру, столицу острова, и заселение на яхту. Приветственный ужин. Вечерняя прогулка по Старому городу: набережной, эспланаде и улице Листон — самой элегантной улице Керкиры, где в прошлом имели право гулять только представители аристократических семей. Здесь множество уличных кафе и ресторанов: Листон — классический променад и неотъемлемая часть исторического облика города. Главная достопримечательность — церковь Святого Спиридона Тримифунтского, где хранятся его чудотворные мощи.


День 2. Отони
Посещение Византийского музея и форта в Керкире. Переход Корфу — Отони. Отони — самая западная точка Греции. Это маленький остров, где живет около 600 человек. Площадь Отони всего десять квадратных километров, но, несмотря на это, Отони — один из лучших в архипелаге греческих островов и одно из красивейших мест на Земле.

Программа по литературе: Пейзажная лирика и лирическая проза. Поскольку Отони — один из самых живописных островов нашего маршрута, наша тема будет посвящена природе. «Сельские жанры» от буколик и пасторалей до прозаических описаний. Как писать о природе, чтобы не было скучно. Нужен ли сентиментальный тон?

День 3. Отранто

Переход Отони — Отранто (Италия). Отранто, с которого мы начинаем знакомство с каблучком апениннского сапога — портовый город в провинции Лечче в области Апулия. Название его происходит отлатинского слова «гидрунт» «водный». Главная достопримечательность Кафедральный собор, а точнее, его «Древо жизни» огромная причудливая мозаика на полу, созданная в двенадцатом веке монахом Панталеоне всего за два года.

Программа по литературе: Короткая лирическая форма. Как написать мадригал, чем канцона отличается от сонета, и зачем вообще вся эта лирика нужна.


День 4. Санта Мария ди Леука

Переход Отранто — Санта Мария ди Леука. Санта Мария ди Леука — популярный курортный городок, расположенный на самой оконечности полуострова в месте, где встречаются воды двух морей — Адриатического и Ионического. Первое, что видят путешественники, подъезжая к городу, маяк и Святилище девы Марии — две путеводные звезды, указывающих путь кораблям и людям. Леука очень живописна — выложенные из желтого камня дома с красными ставнями окон контрастируют с пронзительной лазурь неба и моря.

Программа по литературе: Короткая сатирическая форма. Как написать самую едкую издевку или яркую карикатуру. На повестке дня — фачетии («издевки»), бурлески, бернески, памфлеты, пародии. Переворачивание смыслов. Приемы риторики.


День 5. Галлиполи

Переход Леука — Галлиполи. Галлиполи — «красивый город», именно так переводится с греческого название города, который находится на небольшом островке в Ионическом море. Точнее, на острове находится его историческая часть — современный город отделяет узкий пролив, через который есть мост. Раньше в Галлиполи производился и отсюда отправлялся ценный груз — оливковое масло для лампад. Потом местные маслобойки перешли на выпуск пищевого оливкового масла — благодаря своему яркому аромату оно считается одним из лучших. Узкая центральная улица Старого города, застроенного особняками и церквями XVI–XVIII вв., приводит к Кафедральному собору Святой Агаты, в котором собрана галерея барочных полотен салентийских и неаполитанских художников. Перейдя по мосту, ведущему в новый город, можно увидеть Греческий фонтан — самый древний фонтан Италии, построенный в III в. до н.э. На одной стороне фонтана сохранились три оригинальных рельефа со сценами из «Метаморфоз» и надписями на латыни.

Программа по литературе: Социальные типажи комедии масок: скряга Панталоне, псевдоученый Доктор, интриганка Серветта, трусливый Капитан и другие. Придумываем ситуации для персонажей и разыгрываем комедию дель арте.


День 6. Таранто

Переход Галлиполи — Таранто. Таранто — еще один «город двух морей», расположенный между носком и каблучком апенниского сапога, на мысах, сходящихся друг к другу. Главной туристической достопримечательностью Таранто, обязательной для посещения, считается местный Археологический музей, привлекающий множество любителей истории. Этот музей — второй по значимости великий музей в Южной Италии. Здесь демонстрируются старинные золотые украшения, предметы быта и оружие. Крупнейшая в Италии коллекция керамики античных времен экспонируется в Национальном музее города. В Таранто находится прекрасный Кафедральный собор, посвященный святому Катальду, и старинный Арагонский замок, который возвели в 916 году для защиты от атак сарацинов и венецианцев.

Программа по литературе: Короткая сатирическая форма. Как написать самую едкую издевку или яркую карикатуру. На повестке дня — фачетии («издевки»), бурлески, бернески, памфлеты, пародии. Переворачивание смыслов. Приемы риторики.


День 7. Бари и Монополи

День экскурсий по историческим городам Южной Италии — Бари и Монополи. Туда мы отправимся на автомобиле, а вечером вернемся в Таранто. Бари — столица Апулии. Этот город прежде всего известен тем, что здесь, в базилике Санто Николо, покоятся мощи Николая Чудотворца, что сделало Бари местом, особо почитаемым православной церковью. На площади перед собором стоит статуя Святого Николая, изваянная Церетелли. Отсюда начинается Старый Бари, или Бари Векья, — старинная часть города с узкими извилистыми улочками и разноцветными тротуарами (так жители помечали проход или тупик). Здесь также расположены Кафедральный собор и норманнский замок, построенный, как и замок в Таранто, в 916 году для защиты от сарацинов.
Монополи называют «городом тысячи церквей», и такое название вполне заслуженно — в этом городе очень много храмов, церквей, базилик и часовен. Одной из главных достопримечательностей считается церковь Святой Марии Амальфитанской с чудотворной византийской иконой.

Программа по литературе: Путевые заметки, посвященные городам Апулии.


День 8. Порто Чезарио

Переход Таранто — Порто Чезарио. Порто Чезарио— очаровательное курортное местечко в самом сердце Саленто. Ионическое побережье окрестностях Порто Чезарео считается одним из лучших мест для купания. Песок его пляжей прекрасен — мелкий, светлый, чистый!

Программа по литературе: Наследие дель арте: типажи героев в современном сюжетостроении. Мужские архетипы: Вождь, Плохой парень, Лучший друг, Чаровник, Потерянная душа, Профессор, Авантюрист, Воин. Женские архетипы: Босс, Соблазнительница, Золушка, Сорви— голова, Декабристка, Библиотекарша, Крестоносец, Утешительница. Взаимодействие антагониста и второстепенных персонажей. Главный соперник. Принцип антагонизма. План антагониста. Группа поддержки героя. Архетипы второстепенных персонажей: Друг, Ментор, Немезида, Оппонент, Разрушитель и другие. Пишем этюд, сталкивая типажи в действии.


День 9. Галлиполи

Переход Порто Чезарио — Галлиполи. Мы поворачиваем в обратный путь и снова останавливаемся в Галлиполи.

Программа по литературе: Сонет — мир в миниатюре. Итальянские сонеты. «Книга песен Петрарки». Венок сонетов. Сонетная форма как модель прозаической композиции: тезис — антитезис — синтез — развязка.


День 10. Санта Мария де Леука

Переход Галлиполи — Санта Мария де Леука.

Программа по литературе: Новелла. Зарождение, развитие, жанровые признаки. Классические образцы «Декамерона» до Пиранделло. Принцип случая. Принцип анекдота. Пишем короткую новеллу на тему путешествия.


День 11. Платия

Переход Санта Мария де Леука — Платия (Греция). Платия это совсем маленький островок по пути из Италии в Грецию. Мы пристанем сюда, чтобы переночевать.

Программа по литературе: Новелла. Эволюция жанра. Современные образцы. Пишем кроткие новеллы на тему путешествия.


День 12. Саранда

Переход Платия — Саранда (Албания). Саранда — южные ворота Албании, город-курорт в префектуре Влёра. Название города происходит от старого монастыря Санти Куаранта — «сорок святых». Рядом с Сарандой находятся руины древнего Бутринта, который получил статус «город мирового наследия»: согласно Вергилию, Бутринт был построен троянцами. Рядом находится и античный город Финичи, в котором находится самый большой акрополь в мире — он в семь раз больше, чем афинский. Поездка к источнику Голубой Глаз, самому красивому месту в Албании, — это путешествие в сказку. А еще это место силы.

Программа по литературе: Жанр «сентиментального путешествия» от Марко Поло до Стерна и Карамзина. Очерки с художественными приемами и критическими размышлениями.

День 13. Саранда

Экскурсия по Саранде.

Программа по литературе: Путевые заметки, посвященные Саранде.

                        
День 14. Корфу

Переход Саранда — Корфу (Греция). От Саранды до Корфу совсем недалеко — 29 километров. Мы вернемся в Керкиру и проведем еще один день на этот цветущем острове, манящем жареным миндалем и засахаренными кумкуатами, — самом венецианском из греческих островов.

Программа по литературе: Мистерия как импровизационная форма. Разыгрываем мистерию посвящения в рыцари-паладины и прекрасные дамы.


День 15. Корфу

Окончание круиза. Свободное время. Отъезд участников.



КТО ВЕДЕТ ПРОГРАММУ:

Евгения Доброва
Прозаик, поэт. Преподаватель литературного мастерства в «МеdiaШколе» при газете «Аргументы и Факты». Окончила Литературный институт им. Горького, семинар поэзии Т. Бек и С. Чупринина. Автор книг поэзии и прозы. Лауреат Пушкинского фестиваля искусств в номинации «Поэзия». Финалист Бунинской и Астафьевской премий. Лауреат премии журнала «Дети Ра». Дипломант Пятого Международного Мультимедийного фестиваля «Живое слово». Дипломант Х Международного литературного Волошинского конкурса. Победитель конкурса молодой драматургии «Любимовка». Дважды стипендиат Министерства культуры России. Стипендиат министра культуры и национального наследия Польши. Член Союза писателей Москвы, член международного ПЕН-клуба.

Александр Астрихинский
Капитан яхты «Валери». Художник. Учился живописи у Л. В. Романча и других мастеров кисти. Участник многочисленных выставок в России и за рубежом. Организатор масштабных художественных проектов (выставка, посвященная 120-летию А. Н. Вертинского, Международный конкурс живописи к 140-летию И. А. Бунина, Международный конкурс живописи к 180-летию Н. С. Лескова). Основатель галереи «А-штрих». Учредитель проекта «Откройте для себя Россию», кинопродюсер. Вице-президент Творческого союза профессиональных художников по открытым проектам. Член Международного художественного фонда. Президент компании Mediteran LTD, занимающейся творческими путешествиями.


 DSC3467-qpr
slide1
 DSC4275
slide5
Стоимость участия:

1800 евро. Для бронирования места вносится предоплата 200 евро. Остальная часть вносится или переводится на счет не позднее, чем за две недели до начала поездки. В случае, если группа не будет набрана, предоплата или оплата возвращается полностью.

Включено проживание в 2-местных каютах, трехразовое питание, обучение, экскурсии по программе, портовые и топливные сборы.

Оставить заявку можно здесь или через почту eugenia.dobrova@gmail.com, сюда же - вопросы.

Посмотреть фотки яхты и репортажи с прошлых арт-круизов можно на сайте http://travel.eggoo.ru/

Хенн

Как и о чем писать в морских путешествиях - открытая лекция

9 апреля, в четверг, в 19.00, состоится открытая лекция "КАК И О ЧЕМ ПИСАТЬ В МОРСКИХ ПУТЕШЕСТВИЯХ. ЛИТЕРАТУРНОЕ МАСТЕРСТВО ТРЕВЕЛ-РАЙТЕРА". (Шаболовка 36, б-ка 172). Ведуще: Евгения Доброва, Александр Астрихинский.

- Чем странствие по морю отличается от странствия по суше.
- Особенности морских путешествий: непредсказуемость, погружение в «экзотический мир».
- Морской травелог от античности (периплы) до наших дней (путевые очерки).
- Особенности другого мира: «взгляд чужака».
- Детали и артефакты: тренировка внимательности.
Исторические свидетельства. Сопоставительный анализ: тогда и теперь.
- Нужен ли в травелоге герой. Рефлексии автора: ожидания и увиденная реальность.
- Метафизическое путешествие: умудрение героя.
- Стилистика тревел-текста: экзотизмы, варваризмы, непереводимые слова. Как закончить травелог.
- СТРАНОВЕДЕНИЕ. Эгейское и Ионическое море и их острова. Деревянные парусные яхты. Традиции судостроения в Эгейском море. Коринфский канал и Пелопоннес.

Нет ничего более увлекательного, чем находиться внутри путешествия. Известно, что путь — состояние особое; путники, например, освобождаются от соблюдения поста. Это сакральное действие, занятие, расширяющее горизонты сознания. В путешествиях всегда происходит непредвиденное, обманываются ожидания, открываются истины. А если путешествие морское — оно будет интересно вдвойне.

Мероприятие бесплатное, необходима регистрация - https://mediashkola.timepad.ru/event/196189/

Александр Астрихинский в "Снобе": "Десять лет спустя" и "Корабли из огородов"







Хенн

Улыбка

Думала о Польше. Польша - «сотри с лица улыбку» (фраза тюремная, но подходит). Если тебе улыбаются незнакомые, это значит, что нарушают твои границы. В России тоже раньше так было. Лет пятнадцать назад.

На Западе вообще принято улыбаться. Россиянин, однако, может и так сказать: «Эти маски-улыбки бесконечны... подкатывает тошнота, и хочется домой - в Россию!»
Хенн

Постельные сцены

11 апреля участвую в проекте Balzac Klasses с довольно редкой лекцией "Как написать постельную сцену". За пять лет я научилась читать эту тему не краснея (чувство интимного стыда - показатель психической нормы). Кажется, Дмитрию Быкову приписывают утверждение, что хороший писатель распознается по умению написать таковой эпизод (поправьте, если это не Быков). В Cinemotion_Lab эта тема называлась "Драматургия секса", была ориентирована на сценаристов, и очень нравился мне в этом контексте приемчик "правда жизни". Цитирую пример: "Вспомните великолепное утро из «Когда Гарри встретил Салли». Мэг Райан прижимается к Билли Кристаллу, счастливая и довольная. Потом камера отъезжает и мы видим, что на его лице застыл ужас. Правда в этой сцене (что иногда мужчины думают: «Черт, как же я сюда попал?!») была такой сильной, что она заслонила реальность («Е-мое! Я только что переспал с Мэг Райан!»)

Это киношные трюки. Литература играет прямее:

"Я приберег к концу рассказа об Аннабелле описание нашего плачевного
первого свидания. Однажды поздно вечером ей удалось обмануть злостную бдительность родителей. В рощице нервных, тонколистых мимоз, позади виллы, мы нашли себе место на развалинах низкой каменной стены. В темноте, сквозь нежные деревца виднелись арабески освещенных окон виллы - которые теперь, слегка подправленные цветными чернилами чувствительной памяти, я сравнил бы с игральными картами (отчасти, может быть, потому, что неприятель играл там в бридж). Она вздрагивала и подергивалась, пока я целовал ее в уголок полураскрытых губ и в горячую мочку уха. Россыпь звезд бледно горела над нами промеж силуэтов удлиненных листьев: эта отзывчивая бездна казалась столь же обнаженной, как была она под своим легким платьицем. На фоне неба со странной ясностью так выделялось ее лицо, точно от него исходило собственное слабbое сияние. Ее ноги, ее прелестные оживленные ноги, были не слишком тесно сжаты, и когда моя рука нашла то, чего искала, выражение какой-то русалочьей мечтательности - не то боль, не то наслаждение - появилось на ее детском лице. Сидя чуть выше меня, она в одинокой своей неге тянулась к моим губам, причем голова ее склонялась сонным, томным движением, которое было почти страдальческим, а ее голые коленки ловили, сжимали мою кисть, и снова слабели. Ее дрожащий рот, кривясь от горечи таинственного зелья, с легким придыханием приближался к моему лицу. Она старалась унять боль любви тем, что резко терла свои сухие губы о мои, но вдруг отклонялась с порывистым взмахом кудрей, а затем опять сумрачно льнула и позволяла мне питаться ее раскрытыми устами, меж тем как я, великодушно готовый ей подарить все - мое сердце, горло, внутренности, - давал ей держать в неловком кулачке скипетр моей страсти.
Помню запах какой-то пудры - которую она, кажется, крала у испанской
горничной матери - сладковатый, дешевый, мускусный душок; он сливался с ее собственным бисквитным запахом, и внезапно чаша моих чувств наполнилась до краев; неожиданная суматоха под ближним кустом помешала им перелиться. Мы застыли и с болезненным содроганием в жилах прислушались к шуму, произведенному, вероятно, всего лишь охотившейся кошкой. Но одновременно, увы, со стороны дома раздался голос госпожи Ли, звавший дочь с дико нарастающими перекатами, и доктор Купер тяжело прохромал с веранды в сад. Но эта мимозовая заросль, туман звезд, озноб, огонь, медовая роса и моя мука остались со мной, и эта девочка с наглаженными морем ногами и пламенным языком с той поры преследовала меня неотвязно - покуда наконец двадцать четыре года спустя я не рассеял наваждения, воскресив ее в другой".

Это Набоков. Еще мои любимцы - Бунин и великий порнограф Джойс (отсылаю к 13-й главе "Улисса", с фейерверком).

http://balzac.guru





P.S. На картинке Фелисьен Ропс великий. Жан Жаныч Карабутенко приносил нам эти картинки на лекции по французской литературе. В Литературный институт, курсе на третьем. Читая свою очередную блестящую лекцию, он любил вдруг нагнуться и шепнуть на ушко нашей самой скромной девушке Свете Р. что-то такое, от чего она краснела. Французскую литературу после Карабута любили все, послушать набивались даже те, кто давным давно отучился. А на картинке - будем считать, что изображена "правда жизни".

Хенн

Творческое путешествие на парусной яхте вдоль побережья Италии, 25.07 — 08.08



В июле — августе мы идем вдоль побрежья Италии.

Маршрут: Амальфи — Капри — Искья — Понца — Анцио — Рим — Санта-Маринелла — Орбетелло — Портоферрайо — Ливорно — Пиза — Специя — Генуя.

Яхта: «Валери», моторно-парусная, свободных мест — 11.

Даты: 25 июля 8 — августа 2015 г.

Тема арт-круиза: Секреты итальянской литературы и живопись пастелью

Итальянская литература подарила миру немало жанровых изобретений, которые мы можем освоить и применить в своем творчестве. Хрестоматийный пример — комедия масок, или комедия дель арте, возникшая в XVI веке: ее принцип социальных типажей использовался бессчетное количество раз, от «Балаганчика» Блока до комедийных сериалов.
Кроме комедии масок итальянцы придумали и развивали такой жанр, как новелла, — эта короткая увлекательная форма ведет свое начало от «Новеллино» и «Декамерона» и становится одним из любимых жанров нобелевского лауреата Луиджи Пиранделло.
Канцоны и сонеты, мадригалы, пасторали и буколики, бурлески и бернески, памфлеты и пародии, мистерии и миракли — все эти жанры вошли в золотой фонд литературного наследия, к итальянской части которого мы прикоснемся в нашем творческом путешествии.
А еще, как всегда на «Валери», мы пишем путевые очерки, трэвел-стори и ведем бортовой журнал. А чтобы красота мироздания осталась не только на словах, но и в красках, мы рисуем этюды пастелью, познавая каноны живописи под руководством Александра Астрихинского.



ПРОГРАММА ПО ДНЯМ:

День 1. Амальфи

Приезд в Амальфи заселение на яхту. Коста-Амальфитана, или побережье Амальфи, — это вздымающиеся к небу скалы и спускающиеся к морю живописные деревушки, обрывистые горные дороги, роскошные сады и великолепные виды на бирюзовое море и окутанные зеленью горы. В свое время город Амальфи был одной из четырех могущественных итальянских морских республик. Вся морская торговля в Средиземном море регулировалась когда-то Таволе Амальфитане — самым древним морским кодексом. Сегодня красота города, потрясающая природа побережья и мягкий климат сделали Амальфи очень популярным курортом. Гордость Амальфи — собор Святого Андрея Первозванного, его главная достопримечательность — византийский бронзовый портал ХI века. Рядом с ним находится Райский дворик — Кьостро дель Парадизио. Самый популярный прогулочный маршрут проходит вдоль Валле деи Мулини — обрывистого ущелья с водяными мельницами, на которых когда-то делали бумагу.

Практикум: Короткая лирическая форма. Как написать мадригал, чем канцона отличается от сонета, и зачем вообще вся эта лирика нужна.


День 2. Капри

Император Август называл остров Капри Апрагополисом, городом сладкого безделья. Из гавани в город Капри, на высоту 138 метров, можно подняться за пять минут на фуникулере. С его верхней станции хорошо видна вилла «Беринг», где с марта 1909 г. по февраль 1911 г. жил Максим Горький. Прилепившееся к скале здание бордового цвета ярко выделяется среди других домов. Капри — очаровательный городок с центром на фешенебельной Пьяцца Умберто I. Если пройтись по Виа Мадре Серафина на юг или по Виа Камералле на восток к Бельведере Трагара, можно полюбоваться панорамными видами.

Практикум: В гости к Горькому. Раз уж мы на Капри, посетим виллу «Массимо» Горького и вспомним, что его творчеству дала Италия. Мы поговорим о «Сказках об Италии» — это цикл из 27 небольших рассказов, созданный в период 1911–1913 гг. Горький много путешествовал по стране; впечатления от увиденного легли в основу «Сказок», которые Ленин оценивал их как отличный пропагандистский материал. По сути это сюжетные физиологические очерки, с колоритными описаниями и деталями. Мы подробно разберем два из них: I и XV сказку.


День 3. Искья

Горячие источники остова Искья свидетельствуют о его вулканическом происхождении; термальные парки и купальни находятся на восточном берегу в бухте Картаромана.
Высшая точка острова — потухший вулкан Монте-Эпомео (788 м). На острове происходит редкое природное явление, связанное с вулканизмом — выбросы водяного пара под высоким давлением, что привлекает многочисленных туристов. Одноименный город Искья разделен на современный Искья Порто и более живописный Искья Понте. Между ними прекрасная сосновая роща и отличный пляж. В ботаническом саду Джардини ла Мортелла по вечерам часто проходят бесплатные концерты классической музыки. Еще одна достопримечательность — Арагонский замок, перестроенный в Средние века из античной крепости, основанной в 474 году до н. э. тираном Гиероном Сиракузским.

Практикум: Пейзажная лирика и лирическая проза. Искья — один из самых живописных островов нашего маршрута, поэтому сегодня наша тема посвящена природе. «Сельские жанры» от буколик и пасторалей до прозаических описаний. Как писать о природе, чтобы не было скучно. Нужен ли сентиментальный тон?


День 4. Понца

Порт острова Понца привлекает внимание еще с моря: дома окрашены во все цвета радуги и построены на холме в беспорядочной манере, так свойственной многим итальянским городкам. Туристы приезжают сюда, чтобы полюбоваться красивейшими бухтами и пещерами. Пещеры Пилата — комплекс пещер, выдолбленных в скале на уровне моря еще во времена Римской империи. Здесь были найдены археологические экспонаты, имеющие большое историческое значение для Италии. В бухте Кьяра ди Луна скалы достигают 30 метров в высоту. Этот песчаный пляж получил название из-за своей формы полумесяца. Капо Бьянко — большая белая скала с пещерами, в которые можно заплыть на небольших лодках. Природные бассейны бухты Феола, бухта Воды близ деревни Ле Форна, скалы Лучиа Роса — прибрежные ландшафты Понцы бесконечно красивы и побуждают к творчеству.

Практикум: Короткая сатирическая форма. Как написать самую едкую издевку или яркую карикатуру. На повестке дня — фачетии («издевки»), бурлески, бернески, памфлеты, пародии. Переворачивание смыслов. Приемы риторики.


День 5. Анцио

Анцио — живописный город-порт, который уютно расположился на треугольном выступе Тирренского моря, в 40 км от Рима. Римляне приезжают сюда на выходные, чтобы отдохнуть и насладиться морским воздухом. Город Анцио еще в древние времена имел развитую инфраструктуру: в городе были термы, амфитеатры и цирки. Остатки некоторых римских построек можно увидеть и по сей день. Кроме того, в Анцио находятся памятные места, посвященные второй мировой войне, — это сицилийско-римско-американское кладбище и Мемориал, где похоронены восемь тысяч американских солдат. Большинство из них погибло за свободу Сицилии. В поселке Вилья-Аделе, что вниз по склону от железнодорожной станции, находится военный музей, посвященный высадке союзников на территории порта Анцио, и археологический музей.

Практикум: Социальные типажи комедии масок: скряга Панталоне, псевдоученый Доктор, интриганка Серветта, трусливый Капитан и другие. Придумываем ситуации для персонажей и разыгрываем комедию дель арте.


День 6. Рим

Рим не имеет себе равных. Ни один город не может сравниться с ним своим художественным, историческим и архитектурным богатством. Сначала мы осмотрим Колизей — самое большое из дошедших до наших дней древнеримских сооружений, детище императора Веспасиана, который в 70 г. н.э. задумал воздвигнуть памятник в честь военного триумфа на Ближнем Востоке. Затем мы двинемся по Виа деи Фори Империали, увидим Римский Форум и придем в самое сердце Рима — на Капитолийский холм, или Кампидольо, увидим Пантеон, площади Пьяцца Навонна и Пьяцца дель Попполо; посидим на Испанской лестнице, полюбуемся фонтаном Треви; наконец, восхитимся грандиозным Сан-Пьетро — это самый большой собор христианского мира и центральное сооружение Ватикана.

Практикум: В вечном городе мы окунемся в античность и заглянем в книгу стихотворений Катулла. Вообще-то Катулл, живший в первом веке до нашей эры, относится к латинской литературе, а не к итальянской, которая ведет свое начало с XIII века. Но, возможно, это первый «современный» лирик: он оказался ближе всех к романтическому идеалу истинной поэзии — той, где соседствуют непосредственность и страсть. Вот почему «Катулл — любимец читателей нового времени», как пишет о нем академик Михаил Гаспаров.


День 7. Санта-Маринелла

Санта-Маринелла — небольшой морской городок неподалеку от Рима, жемчужина Тиррении. В пятидесятые годы город стал символом сладкой жизни наряду с Сан-Ремо и Сан-Тропе. Сюда приезжают отдохнуть итальянские и голливудские актеры, здесь находятся резиденции бывшего и действующего президентов Республики Италия. Пляжи на любой вкус, и галечные, и песчаные, циклопические крепостные стены разных эпох, храмы, аббатства, термы, летние императоров и богатых патрициев — все это создает незабываемый колорит. Главная достопримечательность городка — рыбацкий порт с замком Одескальки, визитной карточкой Санта-Маринеллы. Его окружает столетний парк, где средиземноморские растения подобраны таким образом, чтобы парк жил во все сезоны. Это и оливковые деревья, и гигантские кактусы, и огромный розарий.

Практикум: Наследие дель арте: типажи героев в современном сюжетостроении. Мужские архетипы: Вождь, Плохой парень, Лучший друг, Чаровник, Потерянная душа, Профессор, Авантюрист, Воин. Женские архетипы: Босс, Соблазнительница, Золушка, Сорви-голова, Декабристка, Библиотекарша, Крестоносец, Утешительница. Пишем этюд, сталкивая типажи в действии.


День 8. Орбетелло

Орбетелло имеет необычное расположение — город лежит на перешейке, связывающем мыс Арджентарио с материковой частью Тосканы. В исторический центр можно попасть через городские ворота Порта Медина Коэли и Порта дель Соккорсо. Одна из главных достопримечательностей Орбетелло и его религиозный центр — собор Санта-Мария Ассунта. Во время прогулки по городу стоит обратить внимание на архитектуру церквей Кьеза Мадонна делле Грацие и Кьеза ди Сан-Франческо ди Паола. Достоин внимания также Дворец губернатора — бывший дом испанского наместника, где сохранилась очаровательная веранда в стиле маньеризма. В пороховом погребе Гусмана хранились боеприпасы партизан, сражавшихся за создание объединенной Италии, а ныне находится археологический музей. Ежегодно в последнее воскресенье июля в Орбетелло проходит праздник города. В память о пышном бракосочетании эрцгерцогини Австрии и короля Неаполя и Обеих Сицилий, состоявшемся в 1768 году, в лагуне Орбетелло проводится лодочная гонка. Орбетелло также известен рыбным промыслом, пойманные здесь морской карась и морской язык славятся на всю Италию. Неподалеку от города располагается природный заповедник «Оазис Орбетелло».

Практикум: Наследие дель арте: роли антагониста и второстепенных персонажей. Главный соперник. Принцип антагонизма. План антагониста. Группа поддержки героя. Архетипы второстепенных персонажей: Друг, Ментор, Немезида, Оппонент, Разрушитель и другие. Раскрытие черт героя через окружение.


День 9. Портоферрайо

Портоферрайо — главный город остова Эльба. Название переводится как «железный порт»: железо на Эльбе добывали еще со времен этрусков. Историческая часть города сохранила мощные крепостные стены XVI столетия, храмы Сантиссимо Сакраменто, Форте делла Стела, Мизерикордия, а также старинные здания библиотеки и муниципалитета. Сердце города — Площадь Республики с расположенными на ней собором и ратушей. Основная достопримечательность — зимний дворец Наполеона, находящийся на холме между фортом Стелла и фортом Фальконе. К дворцу и крепости ведет восходящая улица-лестница старого города. Неподалеку от города есть красивые пляжи: Биодола, Витиччо и Проккио.

Практикум: Сонет — мир в миниатюре. Итальянские сонеты. «Книга песен Петрарки». Венок сонетов. Сонетная форма как модель прозаической композиции: тезис — антитезис — синтез — развязка.


День 10. Ливорно

Ливорно — родина Модильяни, второй по величине город Тосканы и квинтэссенция всего, что входит в понятие «крупный морской порт». Старейшая и одновременно новая постройка в Ливорно — Старая крепость. Ее возвели еще в XІ веке, но после военных разрушений строение пришлось воссоздавать практически заново. В городе есть еще одна крепость — Новая, построенная в XVI в. Теперь за ее краснокирпичными стенами находится большой городской парк, ставший домом для десятков бродячих кошек. Главная площадь Ливорно имеет форму пятиугольника. Ее украшает Кафедральный собор Святого Франциска. На другой значительной площади — Микели — находится Памятник четверым маврам (XVI в.), установленный в честь Фердинанда I, победившего мавров. Фигуры плененных пиратов олицетворяют четыре этапа жизни человека и четыре национальности. Немало интересного о городе могут рассказать и его старинные храмы. Церковь Святого Фернандино, уцелевшая во время войны, — пример архитектуры барокко. Церковь Святой Екатерины известна своими фресками, общая площадь которых составляет 1,5 тыс. кв. м. Святилище Монтенеро построено на месте, где случилось чудо исцеления. Многие храмы Ливорно принадлежат общинам других народов: армянам, грекам, евреям. К достопримечательностям Ливорно относятся также акведук и цистерны, обеспечивавшие город водой в XІX веке.

Практикум: Новелла. Зарождение, развитие, жанровые признаки. Классические образцы «Декамерона» до Пиранделло. Принцип случая. Принцип анекдота. Пишем короткую новеллу на тему путешествия.


День 11. Пиза

Знаменитая пизанская башня знакома многим. Она входит в великолепный ансамбль средневековых зданий, включающий Пизанский собор и Баптистерий на площади Кампо деи Мираколи, или Поле Чудес. Строительство собора (Дуомо) было начато в 1063 году, на век раньше Пизанской башни, которая, кстати, начала клониться еще до завершения строительства. Дуомо знаменит прежде всего бронзовыми южными дверями, мозаикой Чимабуэ в апсиде «Христос во славе» и поразительной кафедрой Джованни Пизано. Сокровища из собора и Баптистерия можно увидеть в находящемся поблизости Музео дель Опера дель Дуомо. Еще одна достопримечательность площади Кампо — средневековое кладбище Кампосанто. В Национальном музее Сан-Маттео выставлена коллекция живописи и скульптуры тосканских мастеров.

Практикум: Новелла. Эволюция жанра. Современные образцы. Пишем кроткие новеллы на тему путешествия.


День 12. Специя

Большой суматошный город Специя уютно пристроился в одноименном заливе, который часто называют Бухтой поэтов — Шелли, Лоуренс и Жорж Санд вдохновлялись здесь местными красотами. Залив окружен цепью холмов и гор, самая высокая из которых, гора Верруголи высотой 750 метров, находится на западной окраине Специи. На вершине холма Колле дель Поджо стоит крепость святого Георгия — сейчас там находится археологический музей. Городской Музей морского флота считается крупнейшим музеем такого рода в Италии. Здесь представлено более 150 моделей итальянских кораблей, около 2500 наград, 6500 реликвий, среди которых и коллекция корабельных носовых фигур XV–XVII веков. Этнографический музей, носящий имя путешественника, натуралиста, этнографа Джованни Поденцана, рассказывает о жизни, народных традициях и обычаях людей, населявших область Луниджаны в XVIII–XX веках. В частном музее коллекционера Амедео Лиа собрана коллекция из 1100 картин художников из Италии и других стран XIII-XVIII веков. В Центре современного искусства можно увидеть работы импрессионистов и авангардистов. В Специи есть романтический городской сад, где растут пальмы, ели, кедры, дубы, цветут магнолии и розы. Он украшен многочисленными скульптурами, среди которых монумент в честь Джузеппе Гарибальди.

Практикум: Жанр «сентиментального путешествия» от Марко Поло до Стерна и Карамзина. Очерки с художественными приемами и критическими размышлениями.


День 13. Генуя

«Хозяйка моря», сказал про Геную Петрарка, восхищаясь морской отвагой генуэзцев. В период расцвета, в ХIV веке, владения этого города-государства простирались за границами Сирии, Северной Европы и Крыма. Знатнейшие династии украсили Геную дворцами и парками, обогатили ее произведениями искусства. Лабиринты улочек и переулков в историческом центре города с их изгибами, поворотами, перепадами высоты превращают любой подготовленный маршрут в бессмыслицу — здесь нужно просто блуждать и любоваться местным колоритом. Одна из самых больших площадей города — пьяцца Маттеотти. На ней возвышается огромный дворец — Палаццо Дукале, где проходят выставки и культурные мероприятия. В нескольких шагах от дворца стоит собор Сан-Лоренцо — кафедральный собор Генуи, отличающийся смешением архитектурных стилей. Внутри, в капелле Сан-Джованни, посвященной Иоанну Крестителю, покровителю Генуи, находится саркофаг XIII века, где, по преданию, были скрыты мощи Иоанна Крестителя. В сокровищнице собора хранится «Сакро Катино», голубое блюдо, на котором Саломее подали голову святого, и кубок из зеленого стекла, использовавшийся во время Тайной вечери.

Практикум: Свободная тема. Путевые заметки, очерки, посвященные путешествию.


День 14. Генуя

Мы проводим еще один день в прекрасной Генуи, любуемся церквями Сан-Донато, Сан-Агостино, Санта-Мария Кастелло и примыкающим к ней доминиканским монастырем, гуляем по Виа Гарибальди, которую называют самой красивой улицей в Италии: как на параде, дворцы местных богачей выстроились в ряд. В одном из них, Палаццо Дориа-Турси, находится городской музей изобразительных искусств, в котором хранятся три письма Христофора Колумба и скрипка, принадлежавшая Николо Паганини.
Вечером нас ждет торжественный ужин на борту.

Практикум: Мистерия как импровизационная форма. Разыгрываем мистерию посвящения в рыцари-паладины и прекрасные дамы.


День 15. Генуя

Окончание круиза. Свободное время. Отъезд участников.




img0142


МАСТЕР-КЛАССЫ

по литературному мастерству веду я, Евгения Доброва. Сюжетов и тем, на которые мы можем писать, бесконечно много: «Море и острова», «Незабываемая кухня», «На «Валери», «Морские закаты», «Мой Рим», «Моя Генуя», «Один день в Ливорно», «Остров Наполеона»... День и ночь можно описывать острова, переходы, луну за кормой и маяк, который светит ярче звезд. Работы участников смотрите на сайте в бортовом журнале: http://travel.eggoo.ru/bort.html

page2-img1

ОСНОВЫ РИСУНКА

преподает Александр Астрихинский. Через рисунок можно выразить себя так же ярко, как и через текст. Есть поговорка, что если человек талантлив, он талантлив во всем, и мы в это верим. Под руководством Александра Астрихинского мы зарисуем мир вокруг и сохраним его в альбоме на память

Стоимость участия:

2065 евро. Для бронирования места вносится предоплата 200 евро. Остальная часть может быть внесена на месте или перечислена на счет до начала поездки.

Включено проживание в 2-местных каютах, трехразовое питание, обучение, экскурсии по программе.
Забронировать места можно здесь или через сайт http://travel.eggoo.ru/

 DSC3467-qpr
slide1
 DSC4275
slide5
1px










Хенн

Литературное мастерство. Вторая ступень. Новый набор с 24 февраля

Москва, MEDIAШКОЛА при газете "Аргументы и факты". Тематический спецкурс для тех, кто уже пишет. Можно посещать отдельные занятия.

Подробности на сайте школы: http://multijur.ru/literaturnoe-masterstvo-vtoraya-stupen





ПРОГРАММА КУРСА:

ТЕМА 1. ИНТОНАЦИЯ ТЕКСТА. Речевой такт. Парцелляция. Периоды. Колоны. Ритмизованная проза. Монотон. Порядок слов в предложении. Инверсии и акценты, которые они создают.

ТЕМА 2. ВДОХНОВЕНИЕ – ВОРОТА В ТВОРЧЕСТВО. Поток сознания, интуитивное письмо, метод свободных ассоциаций.

ТЕМА 3. НЕЙМИНГ. Мантра названия: как придумать гениальное название. Тема, месседж, присоединение к известным образам. «Хорошие» и «плохие» сочетания букв.

ТЕМА 4. СКАЗКИ. Виды сказок и жанровые особенности. Морфология волшебной сказки по Проппу: 32 сюжетных узла от нарушения запрета до свадьбы. Использование элементов композиции русской волшебной сказки. Как написать сказку о животных.

ТЕМА 5. ЛЕКСИЧЕСКАЯ СТИЛИСТИКА. Виды лексических ошибок. Неправильное употребление многозначных слов. Омонимы, омофоны, омографы и ошибки, связанные с ними. Неразличение паронимов. Ошибки, связанные с синонимами и антонимами.

ТЕМА 6. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК как бытописательный жанр. Разбор жанровых особенностей на примере из классики («Остров Сахалин» Чехова) Современный физиологический очерк.

ТЕМА 7. ПОРТРЕТНЫЙ ОЧЕРК. Жанровые особенности. Техника «Психологический портрет».

ТЕМА 8. КАК НАПИСАТЬ ПОСТЕЛЬНУЮ СЦЕНУ. Типичные проблемы (юмор, стеб, ограниченные лексические ресурсы, лексические штампы). Иносказание. Яркая деталь, фетиш. Настроение, атмосфера, трепет. «Распорки любви». Русская классика: эротика под балдахином.



Подробнее: http://multijur.ru/literaturnoe-masterstvo-vtoraya-stupen